Производство, тыс. тонн

Июль 2017
С начала года
1
1
1

Среднесуточное производство, тыс. тонн

Июль 2016
Июль 2017
1
18.10.2017
1
1

Президент “Укрметаллургпрома” Александр Каленков о крупном бизнесе и его репутации

Александр Каленков

За последние три года металлургия и горно-металлургический комплекс Украины столкнулись с огромным количеством сложностей. Однако отрасль выстояла и продолжает быть одним из крупнейших работодателей и экспортеров.

В интервью Delo.UA Александр Каленков, президент объединения предприятий “Укрметаллургпром”, рассказал о роли металлургии в жизни регионов, трансформации экономики страны и о том, справятся ли металлурги с вызовами, которые появляются при текущей конъюнктуре мировых рынков и непростых отношениях с бизнес-партнерами.

Что такое для Украины крупный бизнес и как он сформировался?

Крупного бизнеса, по большому счету, не очень много. Исторически национальные финансово-промышленные группы (ФПГ) в Украине формировались по мере накопления капитала в хорошо развитых сегментах экономики. В 1990-х это были уголь, сталь, прокат. Отталкиваясь от них, выстраивались цепочки. Создавались банки для обслуживания собственных потребностей и привлечения клиентов. Владельцы вкладывали в энергетику, машиностроение и другие смежные сферы, постепенно разрастались.

А вот транснациональные компании, которые пришли в Украину, покупали пивзаводы, сигаретные компании, еще что-то подобное.

Есть у крупного бизнеса какая-то отличительная черта?

Самое главное — это социально ответственный бизнес. Заводы — часто градообразующие предприятия, которые несут ответственность за то, чтобы в конкретном городе были тепло, газ, свет и так далее. Это не совсем здоровая практика, которая досталась со времен Советского Союза. Хотя последние 10-15 лет социалка потихоньку передавалась муниципалитетам. В крупном промышленном бизнесе нет зарплат в конвертах. Это крупные налогоплательщики. Это прозрачный бизнес, там меньше возможностей для каких-либо злоупотреблений.

Я бы сказал, что на микроуровне меньше возможностей для злоупотреблений…

И на макроуровне тоже. Особенно после введения трансфертного ценообразования. В финансовых отчетах предприятий — реальные цифры.

Еще одна причина того, что крупный бизнес в последние 10 лет стал более прозрачным, — так легче привлекать западное финансирование.

Большой бизнес сегодня по-прежнему сконцентрирован в промышленности, или наблюдается перемещение капитала и всего, что с ним связано, в другие сферы?

Для развития новых больших компаний нужны большие инвестиции. В экономике Украины получается матрица: “дойные коровы”, которые генерируют кэш, и пока что убыточные сектора, которым нужны инвестиции. Таким образом, скорее идет перераспределение капиталов.

И размер бизнеса скорее зависит от отраслей, в которых он находится. Аграрный бизнес сейчас растет, телекомы. Там могут быть какие-то вложения. А в ГМК уже проинвестировали довольно большие суммы. В хорошие годы (2005- 2007 гг.) инвестиции превышали $20 на тонну стали в год.

Те есть, если появляются какие-то новые крупные предприятия, то они, как правило, не связаны с отечественными промышленными группами?

Думаю, да. Когда возникает желание инвестировать? Или если у тебя есть основной бизнес, и ты идешь в смежный сектор, вверх или вниз по цепочке создания стоимости. Или у тебя есть много свободных денежных средств, и ты ищешь возможность инвестировать.

Но, насколько я понимаю, сейчас в промышленных группах не очень хорошо со свободными деньгами. Поэтому и особой возможности идти в услуги или другие сектора нет.

Как вы считаете, какая сейчас репутация у компаний, которые представляют большой бизнес Украины? И что вообще, по вашему мнению, означает понятие “репутация” для бизнеса?

Это зависит от аудитории. Например, профессиональная аудитория — депутаты или чиновники. Они понимают, что с ФПГ легче вести переговоры, потому что у тех есть репутация, есть что терять. Чиновнику легче апеллировать к крупной промышленной группе, чем к среднему предприятию.

Но что это такое? Можете дать характеристику репутации?

Выполнение взятых обязательств. В регионе присутствия репутация — это социальная ответственность, которая включает в себя все от коммуналки до экологии. Но широкая общественность достаточно плохо представляет себе, что такое ФПГ. Большая часть информации, которая до нее доходит, почему-то относится не на счет компании, а на счет собственников, которые часто мало вмешиваются в операционную деятельность. Звучит слово “монополия”. Хотя у нас монопольным положением исключительно государственные компании злоупотребляют — “Укрзализныця” и прочее. А в ГМК какой монополизм?

Например, монополия работодателя.

В этой сфере тоже есть нормальная конкуренция. Я не вижу злоупотреблений монопольным положением.

Как формируется репутация?

Это тонкий вопрос. Не думаю, что если нанять хорошего директора по коммуникациям, то у тебя быстро и кардинально изменится репутация. Особенно в широких слоях населения. Ею нужно долго и усердно заниматься. И главное, показывать историю выполнения взятых на себя обязательств. То есть, чувствовать свою ответственность, как связанную с прямой деятельностью компании, так и социальную, брать на себя обязательства, выполнять их и правильно освещать свои действия.

А чем может обернуться для бизнеса плохая репутация? И наоборот, какие можно извлечь выгоды из хорошей?

Репутация — это ожидание и доверие. Если у тебя хорошая репутация, то твоим заявлениям и обещаниям доверяют. Тебе легче что-то доказать. Разговариваешь, например, с чиновниками — и они к тебе прислушиваются. Если плохая репутация — тебя даже слушать не будут.

То есть, можно выделить какие-то показатели, по которым получится определить репутацию компании?

Первое — отношения с поставщиками и клиентами. Второе — кредитный портфель. Если сейчас у кого-то получается реструктуризировать долги, то значит кредиторы верят компании. Наверное, опросы различных аудиторий также могут дать представление об отношении к компании.

Взаимоотношения с работниками?

Да, люди ориентируются, где лучше условия, социальный пакет, где надежнее работать. И это не только зарплата, но и весь социальный пакет и возможности карьерного роста.

Это зависит от топ-менеджмента? Ведь есть стереотип, что на украинских промпредприятиях руководители достаточно консервативные.

Это действительно стереотип. Раньше, возможно даже в 1990-е годы, удивлялись западному образованию. Сейчас в руководстве любой управляющей компании, любого промышленного холдинга люди с западным образованием. Молодые, талантливые, с прогрессивными взглядами.

Уважаемые патриархи остаются, но их не много.

Отличается восприятие репутации компании внутри страны и на внешних рынках? Или это все-таки неразрывное понятие?

Думаю, что отличается. Некоторые компании больше вовлечены в выстраивание репутации за рубежом, потому что зависят от происходящего за пределами Украины.

Какая зависимость? Первое: у тебя там есть клиенты, поставщики или потребители. Второе: у тебя там могут быть активы. Третье: как у Ferrexpo, акции могут котироваться на западной фондовой бирже. Когда у тебя иностранные акционеры — это самый сильный фактор.

Активы в Евросоюзе есть у “Метинвеста”, ИСД. Практически все поставляют продукцию в Европу или за границу вообще.

Какие должны быть характеристики у промышленной компании, чтобы она воспринималась как национальный бренд, которым страна может гордиться? И необходимо ли это промышленным компаниям?

Да, это помогает. Когда-то в США говорили: “Что хорошо для US Steel, хорошо и для Соединенных Штатов Америки”.

Нужно понимать, что компании несут социальную ответственность. Если все будет плохо в Украине, то они потеряют свое производство. Поэтому у компаний есть понимание, что мы все в одной лодке.

Что касается “национального бренда”, которым страна может гордиться. Хорошо, когда в стране есть большие, красивые, модные компании — Аpple, BMW или Samsung. И в этом плане потребительские бренды более развиты. Если же мы говорим о промышленности, то такая компания должна быть большой, с продолжительной историей. Например, “Азовсталь” или “Запорожсталь”.

Влияет ли репутация собственника компании на саму компанию?

Влияет, но это неправильно. Да, собственник владеет активами или у него есть контрольный пакет. Но часто в непосредственной операционной деятельности он не участвует.

А есть собственники, которые однозначно улучшают репутацию их бизнес-активов в Украине, может, не в металлургии?

Была история Коломойского, когда он стал губернатором Днепропетровской области. Его репутация в широких кругах улучшилась. Но как это проецировалось на его бизнес, мне сложно сказать. Скорее 50% на 50%.

Какие бизнес-риски сейчас существуют для украинского металлургического бизнеса и смогут ли металлурги с ними справиться?

Есть риск, что мы потеряем металлургию вообще. В первом полугодии большое количество заказов у металлургов не покрывали даже переменную составляющую себестоимости. Это все равно, что просто сжигать деньги — себе в убыток отгружаешь продукцию.

Мы зависим от мировой конъюнктуры, так как 86% экспортируем. Кроме того, экспортируем товар не с высокой добавленной стоимостью. На этом рынке ты можешь конкурировать в основном ценой.

Это риск, на который мы, по большому счету, влиять не можем, так?

Здесь все еще большую роль играет государство. Не в плане того, что мы просим какой-то поддержки или льгот. Нужно просто проводить нормальную государственную политику в тех сферах, за которые отвечает государство. Тарифная политика государственных монополий, фискальная, регуляторная, торговая политика и так далее.

Как вы думаете, металлурги справятся с вызовом?

Мы в это верим. В случае негативного сценария для промышленности все (другие отрасли экономики — Delo.UA) может посыпаться как карточный домик.

Каленков Александр
Вхiд
×
Реєстрація

Підтвердження реєстрації буде відправлене вам по e-mail.

×